обои эпл вотч для

2017-09-19 20:37




- Люсенька, вы первая женщина, которую я полюбил! - Опять начинающий, - с тоской подумала Люсенька, раздеваясь.


Женщина научается ненавидеть в той степени, в какой она разучивается очаровывать. (Ф. Ницше)






В дурке плачут - ну когда к нам приедет Джигурда? Персонал удвоили, койку приготовили...


История может показаться неправдоподобной, но ее правдивость может быть подтверждена оригиналом документа, который до сих пор хранится в семье главного героя этого повествования. В 1916 году в армию имперской Австро-Венгрии забрали по мобилизации молодого паренька из западно-украинского села неподалеку от Галича . Призыву подлежал один мужчина со двора, жребий бросали на пальцах, не повезло. Дальше судьба была к небу более благосклонна – попал он на Западный фронт, уцелел в позиционных боях во Франции и вернулся живым домой после капитуляции Германии. Зажил неплохо – родные выделили ему хороший земельный пай, газдой (хозяином) оказался практичным и расчетливым , ну и как фронтовик пользовался большим уважением общины. Спокойно пережил период польской власти. В 1939 с присоединением Западной Украины к СССР и приходом советской власти пострадать не успел , а даже наоборот – после беседы с партактивом, которое сопровождалось обильным застольем, был признан благонадежным элементом, т.к. «сражался против царизма» и ,соответственно, не подвергся репрессивным мерам. Летом сорок первого одним мигом оказался под оккупацией и , когда новая власть установилась в достаточной мере, почувствовал серьезный дискомфорт от произошедших перемен – каждая сотка обрабатываемой земли была обложена значительным денежным и натуральным налогом на благо Рейха и вермахта. Так как данное бремя серьезно нарушало микроэкономику его хозяйствования, газда решился обратиться к новым властям с прошением как-то послабить поборы. Взяв на вооружение главным аргументом факт службы на стороне Германии в прошедшей войне, он пошел обивать бюрократические пороги и дошел до головы районной управы. Тот выслушал, посмотрел а документы, и , видимо, осознавая, что прецедент предоставления подобной льготы весьма небезопасен, решил красиво отшить просителя – все, мол, замечательно , но факт достойной службы на благо великой немецкой нации должен быть подтвержден свидетелем - желательно арийцем, желательно военным, который бы готов был удостоверить изложенное выше и поручится за украинца. Вот только в этом случае и никак иначе, а если свидетеля такого нет, то… «Есть свидетель ! – сказал селянин и указал на стену позади чиновника - вот ЭТОТ пан может все подтвердить , как вы просите , уважаемый» Чиновник недоуменно обернулся , но кроме портрета самого фюрера немецкого народа ничего за своей спиной больше не обнаружил. Тем не менее, начиная что-то вяло соображать, уточнил правильно ли он понимает, что мелкий земледелец неарийского происхождения хочет представить своим поручителем вождя победоносного германского Рейха . «Авжеж (а как же) – прозвучал ответ – это ефрейтор из моей роты, я его очень даже замечательно узнаю. Вместе хлебали из одного котла и кормили вшей в окопах». Можно только представить смятение, которое пережил глава управы после этих слов и, с какими мыслями он сообщил, что будет проверять изложенную информацию и даст окончательный ответ относительно льгот попозже. Неизвестно также, сколько ему понадобилось времени , чтобы подобрать слова и выражения для запроса в Имперскую канцелярию (или куда там еще по цепочке), но именно из этой канцелярии через некоторое был получен ответ именным постановлением на просителя – «ввиду заслуг перед Рейхом и лично Фюрером такого-то герра освободить от всех видов налогов и податей, а также оказывать ему необходимое благоприятствование по необходимости». Так зажил наш газда, может даже лучше, чем когда-либо. Но такое фантастическое везение безвозвратно закончилось в 1944 году. С приходом Красной Армии герой истории был осужден , как пособник оккупантов и оттрубил 20 лет на лесоповалах без амнистии. Умер на родине, в скорости после возвращения из заключения.